>

Государственная граница, которая отделила и объединила нас

Славяносербка Великомихайловского района

Село Славяносербка Великомихайловского района находится непосредственно на государственной границе Украины. Стоя возле сельского совета и школы, видишь перед собой невооруженным глазом Молдову, ее часть — столицу непризнанного Приднестровья — Тирасполь, чуть правее — Бендеры. До 1991 года для нас это были просто соседние города, а сейчас — чужая страна с другой жизнью, с которой нас уже разделяет государственная граница Украины. Иван БАТУРИН — сельский голова Славяносербского сельского совета. Он, как и должно быть, здесь самый главный, ведь должность обязывает. И от его работы зависит многое: как живут люди на границе, взаимодействие с пограничниками, реализация планов развития села.

Воспоминания прошлого и новые реалии

— Иван Максимович, как живется вам, как сельскому голове, и вашим односельчанам на государственной границе?

— Сейчас есть уже с чем сопоставить, например, с прошлым периодом до 1991 года. Здесь раньше были все дачные участки, у нас жили горожане, которые ездили к себе в город на работу.

— В город Тирасполь?

— Да, у нас именно его, а не Одессу, называют городом. Там был плодоконсервный завод, знаменитый на весь Советский Союз ХБК — хлопчатобумажный комбинат, много других предприятий. Раньше, практически, половина взрослого населения работали там, где и учились их дети. И если сравнивать эти периоды, то, очевидно, что граница нам создает сложности даже в семейном общении. Вот у меня и у других людей абсолютно в каждом доме родственники первого поколения находятся по разные стороны. Бывает так, что мама здесь, а дети там, или наоборот, или сестра, брат. А сейчас, когда нужно пересекать границу, есть уже определенные трудности. Если раньше можно было беспрепятственно перевозить продукты, например, зарезать свинью и отвести родственникам, то сейчас, из-за границы, это уже сделать сложно.

Славяносербка Великомихайловского района - Батурин

На фото: Иван БАТУРИН, Славяносербский сельский голова

— Это так выглядит с точки зрения обывателя. Но так как вы представляете власть, то, безусловно, мыслите, как государственный человек. Какая сегодня обстановка в селе, и как сегодня люди смотрят на нынешнюю ситуацию?

— Люди смиряются, свыкаются, стали более законопослушными. До того, когда в 1992 году у нас организовали пограничный пункт пропуска, то отсюда тянули все, что можно, особенно горожане, и даже воровали — есть то хотят. В колхозах — скот, у людей, а особенно у дачников, которые приехали и что-то посадили, например, помидоры. Как только овощи поспели, то некоторые люди их воровали и на следующее утро уже продавали на базаре.

А сейчас — погранзастава, благодаря которой мы чувствуем себя защищенными, все под контролем. Сомнительная большая грузовая машина уже не проедет и воришки тоже. У пограничников стоят дозоры, есть тепловизоры, и мы чувствуем, что ситуация управляемая ими. К нам даже полиция редко появляется, приезжает на оформление преступления.

Вот так благодаря пограничникам люди стали законопослушными. От этого факта никуда не денешься, все уже свершилось, и надо жить по законам Украины. В районном центре Великая Михайловка эти новшества не так заметны, а здесь чувствуется, ведь у нас свои особенности. Но все мы граждане Украины, и должны уважать свою страну, и ее государственную границу.

Жизнь села: бюджет, школа, работа на земле

— Скажите, сколько проживает людей на территории сельского совета и какие категории? Есть ли школа, детский сад?

— В нашем сельском совете три населенных пункта: Словяносербка, Антоно-Ковач и Олег, в которых зарегистрировано 800 человек. В 1975 году в Олеге закрыли школу, а где-то в 1986-1988-м годах убрали ферму, и село стало вымирать.

Еще в 1975 году, к примеру, в Антоно-Коваче было 125 жителей, и 40 детей училось в начальной школе. А вот в Олеге сейчас 12 граждан Украины. В свое время там были дачи, вот туда и приезжают люди с Приднестровья. В основном у нас живут пенсионеры, работающих около 100 человек. В детском саду — 18, а в школе 67 детей.

На фото: Иван БАТУРИН,  Славяносербский сельский голова - детский сад

На фото: школа и детская площадка в с. Славяносербка

— Как это отображается на бюджете сельсовета и его доходной части?

— Все зависит от главного фактора — наличия земель. В нашем сельском совете основной доход, точнее, единственный — это плата за аренду земли. Сегодня эта сумма составляет 1 млн. 200 тыс. грн., но сейчас будем уточнять, есть ли перевыполнение. Я сам за этим пристально слежу. Это профессиональная привычка, еще с тех времен, когда работал начальником налоговой инспекции.

— У вас красивая школа…

— Есть у нас УВК — учебно-воспитательный комплекс и детский садик. Школа, действительно, красивая, многие городские позавидуют. Но, к сожалению, детей в ней мало.

— Но, это уже вопрос к молодежи…

— Именно к ним, но я не виноват, я стараюсь (смеется — ред.). Но вопреки всем трудностям, знаниями, которые получают выпускники нашей школы, мы гордимся. К примеру, скажу по своим детям: дочь закончила одесский Нархоз, работала менеджером в банке, сын — харьковский юридический, служит в СБУ. Еще у одной нашей коллеги — сын кандидат наук, в университете преподает — это все наши выходцы, и большинство детей так учатся.

— Знания дети получают отличные, а как потом с работой?

— Да, знания хорошие дают, но трудоустроить выпускников потом нет возможности. У нас работают три крупных сельхозпредприятия, территория обрабатываемой земли — 3,5 тыс. га. Распределяется она таким образом: ООО «Сербское» — 1,5 тыс. га, с/х «Джерело» — 1 тыс. га и «Интерцентер люкс» — 500 га, а остальные земли под социальной сферой и т.д. На этих предприятиях работает по 12-20 человек. Если раньше у нас были комбайны «Нива», которые убирали 5 га в день, то сейчас аграрии приобрели «Лексионы» и «Джондиры», которые обрабатывают по 50 га в день, и лишние люди им не нужны.

Цены на жилье и ближайшая перспектива

— Какова перспектива ваших сел на ближайших 3-5 лет?

— Мы все делаем, чтобы в селе было не хуже, чем в городе. У нас есть школа, клуб, где сделали идеальный ремонт, сельсовет, медпункт, садик, газ, вода круглосуточно, автобусное сообщение: один раз в район и в Тирасполь два раза в день, интернет, два мобильных оператора: Киевстар и МТС, по большому счету — не хуже, чем в городе. То, что еще недавно было для нас перспективой, сегодня уже реальность. Но сделать надо еще больше.

— То есть со своими коллегами вы реализовали все по максимуму. Как вы считаете, есть еще то, что государство пока не сделало, но должно было сделать?

— Я думаю, единственное, что нужно от государства — это дороги. Может быть, тогда все было бы по-другому. Потому что сейчас у нас в селе, практически, через дом, у каждого есть транспортное средство.

— Полагаете, если будут дороги, тогда люди будут здесь оставаться?

— Ну, конечно, зачем платить 5-10 тыс. грн. в месяц в Одессе за аренду квартиры, если имея хорошую машину, можно ездить на работу здесь на месте. Тем более, что у нас продаются дома, цены — от одной гривны и выше.

— Можно сказать, что недорого. А вот за хороший дом сколько надо отдать?

— Средний — стоит 4 тыс. долл, он, правда, не совсем «молодой», ему лет 50, но там есть газ, вода, гараж, канализация. Это нормальный, ухоженный, хозяйский дом, площадь — не меньше 100 кв. м, есть летняя кухня и приусадебный участок 25 соток. И если взвесить все «за» и «против», то совершенно очевидно, что 4 тыс. долл. — это не такие большие деньги, которые можно собрать, и приобрести молодежи такое жилье, жить в нем и быть полноценным хозяином.

Распаевание земли — запас пока еще есть

— Вернемся к самому важному вопросу — земельному. У вас уже все земли распаеваны?

— Я расскажу предысторию этого процесса. Когда начали распаевку колхозов в 1996 году, я предлагал тогдашнему главе администрации района Токмилову свой вариант. Говорю: «Николай Филиппович, мы должны земли запаса или земли резерва отвести для пограничной полосы». Но ко мне не прислушались, а в ответ прозвучало: «Что ты начинаешь, у нас будут прозрачные границы как в Европе». В итоге ситуация такова: у многих собственников земли проблема в том, что землю распаевали впритык к государственной границе, а это 49 паев, по которым прорыли ров.

— А в пае сколько земли?

— 6 га, ров прорыли не полностью, но почти 20 м заняли, не спросив согласия владельцев. Мы понимаем, что в стране сложная экономическая и политическая ситуация, идет война, но никто ничего не делает. Хорошо, что есть земли запаса или резерва, позволяющие государству не тратить деньги на компенсацию. Значит, нужно провести замену земель тем людям, у которых ее, фактически, отобрали. Государству необходимо людям сказать честно: «Мы у вас заняли 20 соток, вам их отдадут, но в другом месте, и вы ничего не потеряете». Конечно, поле получится разорванным, но государство не потратит деньги на выкуп. При этом укрепит границу, проведет все коммуникации, и все будет законно.

— Вы эту мысль куда-то доносили?

— Ну, конечно, комиссии по демаркации уже были, и они должны этот вопрос дальше двигать. Но вышестоящее руководство нашей погранзаставы находится в Подольске. В конце 90-х — начале 2000-х годов мы выделяли землю под строительство погранзаставы, но до сих пор на нее не оформлены в полной мере правоустанавливающие документы. Всего там 5 га, из которых документально узаконены только 32 сотки. Нам пишут письма, чтобы освободить их от оплаты. Но ведь они содержатся за счет бюджета. Я могу это сделать только при наличии соответствующих правоустанавливающих документов.

Работа и отношение высших органов власти

— Это недоработка госорганов?

— Нет, скорее всего, руководства пограничной службы, которому я каждый год пишу письма: «Приведите в соответствующее состояние правоустанавливающее документы на землю, в этом нет никаких сложностей». А там, как оказалось, работает много юмористов: один раз они поиздевались надо мной и прислали прапорщика. Но если полковник не может разобраться с земельными вопросами в данной ситуации, то разве сможет их одолеть прапорщик? Поэтому вопрос до сих пор открытый: за 4 ДОСа (дома офицерского состава — ред.) никто не платит, один ДОС рушится.

И раз уже вложено немало денег в обустройство погранзаставы, неужели так проблематично привести в соответствие документы?! И я буду требовать тогда лишь соблюдение санитарного порядка. А у кого сейчас требовать, если человек живет там временно, а возле пункта пропуска заросли сорняков?

Сейчас, правда, пришел новый начальник заставы — хороший парень, «завзятий» такой, молодец. Родом с западной Украины, очень требовательный и к себе, и к подчиненным, и порядок при нем гораздо улучшился.

А еще мы для участников АТО зарезервировали землю, и есть еще, где-то гектар 20, которые не выкупили или не передали в собственность. Но если это произойдет, то потом, хотим мы этого или не хотим, надо будет выкупать ее у людей. Бесплатно назад мы землю уже не заберем, надо будет компенсация, так предусматривает законодательство, земельный кодекс.

— Что бы вы пожелали нашему правительству и украинскому народу?

— Народу — терпения, и в перспективе у нас будет благополучие, а правительству — пожеланий много. Но, если одним словом сказать — разума. А мы пока еще потерпим.

Владислав ОЗАРИНСКИЙ

Поделиться статьей в социальных сетях: