>

У нас есть народ — значит, у нас есть армия!

У нас есть народ

Тихая, спокойная, размеренная жизнь неимоверно диссонирует с полными канонады буднями восточных рубежей страны. Их в несколько линий обороны защищают те, кого сейчас называют словом, резко ворвавшимся в наш привычный обиход: атошники. Сменивший множество профессий от работника порта в Рени до владельца салона красоты, Иван БОГОВИН записался добровольцев и пробыл в зоне АТО с сентября 2014 по август 2015 года. Сейчас он делится своими наблюдениями с нашим изданием.

 

– Иван Иванович, почему вы туда пошли, вы же были не первый в мобилизационных списках?

– В моей душе все говорило, что нужно поступить именно так. Ведь я отдаю отчет себе в том, что от меня зависит судьба не только многих людей, но и всей страны, ее целостность. Да и вообще за молодых ребят я был готов отдать свою жизнь, чтобы у них было будущее. Поэтому, записавшись добровольцем, попал в третью волну мобилизации. И очутился в другой реальности. Удивительно, но на фронте все четко и понятно — нам сказали, что наша главная задача – держать оборону под Мариуполем. Приказ был не дать врагу продвигаться, и мы его выполнили.

– Какими были настроения среди ваших сослуживцев?

– Неоднородные, и это со временем менялось. Ведь, как известно, в наступлении одна психология, в обороне – другая. Мы стояли в обороне, и нам было важно чувствовать плечо друг друга. У нас были разные ребята: от 20 лет до 38, и я самый старший. Все представители разных профессий, кто водитель, кто предприниматель, кто вообще недавно в школе учился и еще не служил. И, скажу вам, настроения настроениями, но очень быстро все подчинились достижению главной цели. Всего через пару недель стало ощутимо, как пришло единение, помогающее нам всем держаться вместе. Было понятно, что уже никто свою позицию не сдаст.

– Сейчас много критики по поводу того, что украинской армии не существует…

– Все это пустые разговоры! У нас есть народ, значит, у нас есть армия. Тот, кто готов стоять, тот будет стоять. Люди не без слабинки. Мы видели репортажи по телевидению, когда журналисты находили какого-то плачущего бойца, жалующегося, что нечего кушать или еще что-то там такое. Но знаю по своему окружению, что такое бывает крайне редко. Да, бывало, сидели голодные. Но день-два, и приезжали волонтеры с целой горой еды. Всегда была тушенка, можно сказать, что она надоедает, если ее постоянно есть. Но я вон был в санатории, нам там тоже шведский стол надоел. Все ведь относительно. Не меню важно на фронте, а умение выстоять в любых условиях, которые порой очень жесткие. Помогает характер, чувство товарищества, и… фантазия. А не нравятся макароны – кушай тушенку. Мы так с ребятами настроились, и целый месяц ели «блюда мировой кухни». Ели ту же тушенку, а представляли венгерское рагу, простые макароны выдавали за итальянские спагетти. Юмором поднимали себе дух.

Если же кто-то раньше не был готов переносить трудности, то уже подтягивался за нами и укреплялся. Результаты такого сплочения были очевидными. В начале службы из всего нашего коллектива только о двоих из 30 с уверенностью можно было сказать, что они выстоят до конца. Но уже к тому времени, когда вероятность штурма Мариуполя была велика, стало понятно – никто не уйдет. Приказ будет выполнен. А учились всему в процессе службы, на курсы ездили. Это сейчас не проблема.

– За несколько лет в Украине поднялось волонтерское движение, которое стало опорой армии даже куда больше, чем государство…

– Это очень важно – это ведь и есть народ Украины, который делает одно и то же дело, мы вместе стояли в обороне. Когда к нам приезжали волонтеры, общались с нами, привозили гостинцы – очень поднимался дух воинов. Знаете, когда тебе доставляют ящик писем, или подарки из детского дома, ты остро чувствуешь, за кого ты воюешь, и кого защищаешь.

– Тем не менее, есть еще одна сторона этого процесса – демобилизация. Что чувствуешь, когда возвращаешься к мирной жизни?

– Определенный диссонанс, безусловно, есть, порой ощущается равнодушие и даже непонимание того, что ты там делал. Но я знал, что мне понадобится психологическая реабилитация. Людям нужно дать время на то, чтобы они осмыслили, что такие, как я, там делали.

– Вы сейчас общаетесь со многими своими сослуживцами. Все ли они могут воспользоваться положенными им как участникам АТО льготами?

– Во всем этом надо понимать главное – не за этим мы туда шли, не земля, которую можем получить, сейчас для нас главная. Я вообще считаю, что всю эту земельную шумиху подняли, дабы отвлечь внимание от более важных вещей. Понятно, что землю можно как-то использовать, например, предоставить в аренду, и на эти деньги дать старт бизнесу. Но, вообще немногие представляют, что с ней делать. И зачем поднимать шум по этому поводу вообще?! Да все равно землю когда-то дадут! Знаете, когда стоит блокпост посреди поля, смотришь на эти огромные пространства, и не понимаешь, за что люди сражаются? Ведь кругом такой простор! Всем хватит – строй дома и живи. Что же касается земли, то ведь ею должны специалисты заниматься, и техника для работы на ней нужна. Все должно делаться с умом. К тому же, далеко не всем атошникам нужна земля.

– А что им надо?

– Общественная деятельность, участие в организации новых процессов в стране. Ведь многие погибли и погибают там для того, чтобы построить новую жизнь. Для этого нужно, чтобы люди поняли, в какой стране они живут. Раньше мы ведь жили на постсоветском пространстве, территории, доставшейся от распада империи. Каждый выживал, как мог: кто-то воровал, кто-то по заграницам ездил, кто-то другие дела проворачивал. А сейчас у нас уже есть государство, и его дальнейшем построением должны заниматься люди, которые согласны отдать все, и свою жизнь в том числе, лишь бы эта страна укреплялась и развивалась. Поэтому, не надо сбивать никого, озадачивать получением земельных участков. Может, стоит предоставлять льготы не только землей, но и квартирами. Или выплатить определенную сумму денег. Еще лучше – спросить у каждого, что ему нужно. Но устраивать земельные драки и скандалы, отвлекать людей от главной цели — нельзя.

– Что нужно делать сейчас для улучшения нашей армии?

– По моему мнению, сейчас все делается нормально. Кабинет Министров и Президент делают все необходимое. Другой вопрос, что периодически поднимается мощный троллинг, который призван дестабилизировать ситуацию и тормозить процесс реформ. Это понятно любому грамотному человеку. При всех президентах были жалобы, и сейчас не исключение. Но каждый гражданин должен подумать, что он сделал для того, чтобы изменения в лучшую сторону в стране таки наступили.

– А чем собираетесь заниматься вы?

– Мне нравится молодежь, и мне хочется передать свой опыт молодым людям, так как именно они должны руководить у нас в стране. Когда я ушел добровольцем в зону АТО, мои дети сказали мне: «Папа, ты не оставил нам выбора. Мы теперь просто обязаны любить Украину». Хотя любили ее и до этого, но теперь она полностью в их сердце. Вот так своим примером мы можем воспитывать молодых. В чем-то корректировать их взгляды. Например, я убежден, что люди неправильно у нас понимают движение в Европу. Нам не стоит слепо копировать чей-то образ жизни. Мы должны ориентироваться на европейские ценности и строить свою страну.

– Какая в этом задача номер один?

– Нам нужна просто бешеная скорость по реформам. Переаттестация, профессионализм. Чтобы во власть шло больше молодежи, которую к построению новой страны можно привлечь пропагандой достойного образа жизни. И тогда у нас все получится.

Олеся ОЗАРИНСКАЯ

Поделиться статьей в социальных сетях:
Для тех, кто искал как скачать Кредо убийцы торрент в хорошем качестве HD, всем на сайт rosreetr.ru