>

Михаил CЕМЕНИХИН: «Для того, чтобы быть независимыми, нужно развивать отечественное производство»

Михаил Cеменихин - интервью - руководитель - земляНа фото: Михаил СЕМЕНИХИН, руководитель сельскохозяйственного НПП «Экспериментальная база «Дачная» СГИ НЦCС

Сейчас много говорят о развитии различных отраслей, делают ставки на высокие технологии, позволяющие достичь высоких результатов. Но, даже в условиях постоянного растущего во всем мире спроса на продовольствие, и его дефицит во многих странах, отрасль сельского хозяйства в Украине не особо то развивают. О том, что значит для отечественной экономики земля и грамотное ее использование, мы беседуем с Михаилом Cеменихиным — руководителем сельскохозяйственного научно-производственного предприятия «Экспериментальная база «Дачная» СГИ НЦCС.

— Михаил Павлович, чем для Украины является земля?

— Это богатство, Божий дар, ведь мы обладаем 30% мирового запаса чернозема. И ни одного жителя нашей страны не обидит, если мы назовем Украину аграрной страной. Быть аграрной высоко процветающей страной, которая в состоянии прокормить как минимум полмира, не зазорно. Ведь через сельское хозяйство работу можно дать представителям многих отраслей: строителям, машиностроителям, перерабатывающей отрасли, логистике и т.д. Это не значит, что нам необходимо забыть о космической отрасли, которая есть в Украине, и не стремиться к другим достижениям. Но нам необходимо использовать то, что мы так щедро получили в дар от Бога, и для этого нужно обладать высококачественными сельскохозяйственными технологиями.

Тем более, что мы ведь не стоим на месте. Отечественная селекционная наука, наш селекционно-генетический институт за сто лет своего существования сделали большие шаги, начав с урожайности зерновых в 16 ц/га до 120 ц/га. Так что продуктивность работы науки очевидна, к ней еще необходимо добавить переработку. Украина всегда была и богатой, и самодостаточной державой, нашу страну любили и уважали во все времена. И все это можно возобновить.

— Земля — это дар Божий, но кто же хозяин этого столь щедрого наследия?

— Тот, кто вкладывает в нее душу. Вед купить какой-то надел земли — еще не означает быть ее хозяином. В моем понимании хозяин тот, кто знает, как обращаться с ней. Знает, как сохранять плодородие или даже улучшать его. Такой человек будет ухаживать за землей, чтобы потом передать по наследству своим потомкам, будет беречь ее, вот он и есть настоящий хозяин. Есть разница между собственником и хозяином. Землей нужно не просто владеть. В нее надо вкладывать свое сердце и относиться к ней с ответственностью. Увы, сейчас много собственников, но мало хозяев. Если собственник берет в аренду землю и начинает выжимать из нее все возможное, выращивая бизнес-культуры, и при этом качество земли, ее плодородие падает, то хозяином его назвать нельзя.

— Сейчас люди по-разному относятся к агрохолдингам. Кто-то выступает против них. Кто-то утверждает, что они ухаживают за землей, дают новые рабочие места и удерживают инфраструктуру села. Как вы к ним относитесь? Пожалуй, все на свои места должен расставить рынок. Ведь во всем должен быть баланс?

— Ответ на этот вопрос находится довольно глубоко. Прежде всего, нам надо заботиться о том, чтобы сохранить самобытность Украины, замечательные традиции нашей страны. Даже в давние тяжелые времена у нас на работу шли с песнями, и возвращались с работы с песнями. Вот и сейчас наше село должно оставаться самобытным. Я всегда был против того, чтобы в сельской местности остались две профессии — тракторист и доярка. Нам нужно так обустроить село, чтобы разным людям нашлись рабочие места. Необходимо поставить переработку ближе к производству, чтобы там могли оставаться молодые люди, чтобы им было интересно. Тогда мы сохраним наши традиции и культуру. И это уже вопрос хозяина земли.

— И если агрохолдинг хорошо заботитсяо земле, мудро подходит к ее развитию, то он нужен?

Михаил Cеменихин - звезда качества— В Украине есть фермеры, владеющие от 6-8 га земли и гораздо больше. Есть они и в нашей Одесской области. Это прекрасные примеры настоящих хозяев, которые отвечают за развитие села. Они там живут, строят церкви и восстанавливают культурные объекты. Они знают людей, живут их проблемами, люди знают их. Все объединены бытом и общими целями. Вот такая модель жизни и хозяйствования вполне нормальная.

Но бывает и по-другому: приехал, отработал, а что происходит с селом — никого не интересует, и не вносит никакого вклада в него. И вообще, где-то там зарегистрирован, налоги сюда не платит, то что же он здесь развивает!

Есть громада, есть рабочие. Нужно ориентироваться на них. К примеру, в нашем хозяйстве мы платим налоги, а сельские советы решают, как распределить средства. Одним из ключевых понятий должно быть следующее: связь того, кто управляет, с громадой. А не просто выделять людям оплату по остаточному принципу. И, конечно, критерий оценки деятельности предприятия — будет ли сохранено качество и плодородие земли.

— Мы живем в век урбанизации, все стремятся выехать в город. Для многих там удобнее и интереснее. Тем не менее село ведь ценно для города? Чем именно?

— Я отвечу на этот вопрос очень просто также вопросом: как долго человек может прожить без продуктов питания? Смотрите, американской демократии уже более 200 лет. И жизнь в США в городе стоит одну цену, а жизнь на селе обходится в два раза дороже. За две сотни лет они дошли до понимания того, что в сельской местности жить лучше, чем в городском скворечнике на 5 или 7, или любом другом этаже.

— Вам могут апеллировать, что продукты можно купить за границей, импортировать их…

— Помню, на заре перестройки, один из «философов» в руководстве страны именно так и говорил, мол, зачем нам это все, ведь все можно купить. Купить то можно, но где взять на это деньги? Ведь существует экономика и ее законы. Если есть производство — есть рабочее место, на котором работник зарабатывает, к тому же, идут отчисления налогов. В таком случае можно покупать что-то. Но если человека лишили рабочего места, то привозите что угодно, а купить то все это не за что будет.

— Как показывает практика, выгодно вкладывать и развивать отечественное производство…

— Совершенно верно. Если мы планируем быть независимыми, то так и надо делать. Знаю это по работе нашего хозяйства: хорошие семена — это наша независимость. Приведу простой пример. Как-то выдался сложный год — вымерзли озимые. Нужно было пересевать посевы, обычно для этого подходит подсолнечник или кукуруза. Из-за рубежа поставили определенное количество семян, но недостаточно. Нужно было в два раза больше. Пытались как-то добыть недостающее количество посевного материала. Но сделать того не удалось. На чужое рассчитывать трудно. В этом есть ограничения. Это сродни тому, когда человеку дают рыбу, чтобы он поел или дали удочку, чтобы он мог самостоятельно постоянно ловить рыбу, и постоянно быть сытым. Дав лишь рыбу, тебя привязывают, контролируют: хотят — дадут, не хотят — не дадут. Поэтому благосостояние нашего государства зависит от развития нашего внутреннего потенциала, который на самом деле огромный.

— У нас богатая земля, на которой можно выращивать высококачественные продукты, и выходить с ними на внешний рынок, как его лидеры. Что для этого нужно?

— Должно быть налажено тесное сотрудничество с европейским сообществом, где есть хорошие современные технологии, которые нам могут, да и хотят продавать. Сами мы эти технологии будем создавать лет 50-100. Если правительство этим займется, и поставит их отечественному товаропроизводителю во все отрасли сельского хозяйства, то резко возрастет производство продукции. Мы в этом каждый раз убеждаемся, когда работаем с такими технологиями. При этом нужно сразу учитывать, что мы будем продавать на запад, какие наши товары там будут покупать.

Михаил Cеменихин - сертификаты

— Какова эффективность таких комплексов на практике?

— Вот у нас такой посевной комплекс посеял 20 га гороха. Остальной горох мы сеяли своими старыми сеялками. Разница в урожайности на гектаре составила 1,5 т. Так что они нам нужны, но отдельно какие-то агрегаты покупать не получается. Есть нюансы в работе такого комплекса — он работает только с фирменным трактором. В целом его стоимость сейчас составляет 12 млн. грн. Где взять такие деньги? Кредитная система не работает, или проценты слишком высоки. Вот это и должно учитывать государство.

— Получается, что у нас есть огромное богатство, а освоить его толком не можем?

— Прогресс есть, но качественного скачка нет. Как я уже говорил, у нас нет для этого техники. Товаропроизводители находятся в непростых экономических условиях. Несколько лет назад доллар был по 8, сегодня уже под 30. Техника, и все остальное подорожало, а цена нашей продукции не изменилась. Вот так мы имеем огромное богатство, при этом совершенно не имеем от него отдачи. Для того, чтобы конкурировать на мировом рынке, мы должны предлагать товар не в убыток себе. А за счет того, что его себестоимость дешевле, продавать по более низкой цене. Ведь никто нам не будет делать скидку только потому, что мы украинцы и красиво поем. Но наша выгода будет тогда, когда мы сможем продавать, условно скажем, на доллар дешевле, чем конкуренты, но не будем при этом нести убытки.

— А каково ваше отношение к мораторию на продажу земли, который был продлен еще на год? По вашему мнению, земля должна быть товаром в Украине?

— Вопрос неоднозначный, может, мораторий нужно и дальше продлевать. Ясно пока одно — на данный момент законодательно ничего для этого не готово. Нет кадастра земли, нет банка земли. Я к этому вопросу отношусь творчески, и понимаю, что есть владелец земли. Но если он захочет продать свою землю, он потеряет, останется в убытке. И, хотя, невозможность сейчас продать землю, это, с одной стороны, вмешательство в самостоятельность ее владельца, но, с другой стороны, необходимо все тщательно подготовить. И придет время, когда земля может быть товаром. Но тогда сделки будут совершаться на законных основаниях с выгодой для владельцев. Мы должны быть цивилизованным государством, где все проходит согласно нормам закона.

Олеся ОЗАРИНСКАЯ

Поделиться статьей в социальных сетях: