>

Трагедия 2 мая в Одессе — горький урок для всех

Трагедия 2 мая в Одессе

За всю свою историю город-герой Одесса пережил многое. В ХIX-м веке он четыре раза испытывал на себе страшную эпидемию чумы, в память которой осталось печально известное место — Чумка. В XX-м веке было самое страшное — война в 1941-1944 гг. Была оккупация, героическое освобождение. Все пережили, вышли достойно — победителями.

А в современной истории Одессы уже в XXI-м веке появилась еще одна «черная» страничка — 2 мая 2014 года. В этот день в результате массовых беспорядков и столкновений между противоборствующими сторонами на Соборной площади и площади Куликово поле в Доме профсоюзов погибло около 50 человек. Похоже, что разбираться в произошедшем будут еще не один год. Свой взгляд на это трагическое событие мы попросили изложить общественного деятеля Александра ОСТАПЕНКО — на то время заместителя председателя Одесской областной государственной администрации.

Кто хотел устроить «русскую весну» в Одессе

Трагедия 2 мая в Одессе - Остапенко

На фото: Александр ОСТАПЕНКО, председатель полицейской комиссии Одесской области, председатель одесского регионального офиса МДО «Депутатский контроль»

— Александр Анатольевич, была ли какая-то закономерность в том, что 2 мая 2014 года на Куликовом поле произошла трагедия?

— Безусловно, закономерность была. Тогда совершенно очевидным стал план дестабилизации обстановки во многих городах Украины. Понятно, что он был разработан в Российской Федерации, и это все давно готовилось. Так называемая «русская весна» одновременно пришла во многие города Украины, и она не могла не проявиться в Одессе. Тем более, что город был одним из приоритетных центров развертывания разрушающих событий, и, согласно планам, надо было показать, что «русская весна» в Одессе может и должна быть.

— Планировались не просто точечные волнения?

— Этот план был единый, что было совершенно очевидно, он был скоординирован, действовал во всех регионах и во всех городах — областных центрах Украины. События развивались примерно по одному сценарию, который был нацелен на то, чтобы дестабилизировать местную власть и раскачивать ситуацию среди людей. В планах был прежде всего — захват областных государственных администраций, далее — вывешивание российских флагов, и, при условии значительной поддержки населения, проведение референдума и отделение. Говоря языком закона — полное нарушение конституционного устройства, суверенитета страны и провозглашение отделения целых регионов от государства Украина, создание псевдо народных республик — это план сепаратистов. И именно он определял закономерность того, что тогда происходило в Одессе. Была ли закономерность? — да, она была, как и стандартные поведенческие реакции местных элит в отношении происходящих событий. Возможно, что многих из них использовали тех, кто был в оппозиции к Майдану, и тех, кто на тот момент были при власти в стране. Вот такие люди и пытались продемонстрировать свою значимость в регионе, они вели себя так, как будто без них невозможно удержать регион в спокойствии. И все это вместе взятое раскачивало ситуацию.

— Такого рода идейность обычно изрядно поддерживается деньгами…

— Действительно, антимайдан финансировали, обеспечивали продуктами и всем необходимым его участников. И в этом смысле также была закономерность. Но, прежде всего, надо понимать, что события 2 мая — это величайшая трагедия для одесситов. Потому что Одесса всегда демонстрировала наивысший уровень толерантности и способности сосуществовать с людьми различной религии, культуры, взглядов, идеологии и т.д. То, что произошло — это трагедия, инспирируемая и подталкиваемая многими силами, прежде всего, из России, людьми, финансируемыми этим государством. Активно действовали кланы, пытающиеся продемонстрировать свою значимость и власть в регионе. Мое личное убеждение, что одесситов, которые имели разные идеологические убеждения, просто столкнули как пешек, и сделали это преднамеренно. Вероятно, не планировалось такое количество жертв и такое жесткое развитие событий. С другой стороны, их вообще невозможно было спрогнозировать, но то, что людей свели специально и намеренно, и в обязательном порядке планировались серьезные столкновения с последующими жертвами — так это абсолютно точно.

Разобщенность во власти

— Но ведь существовавшая на местах власть не могла стоять в стороне…

— Несмотря на все усилия Одесской областной государственной администрации и других органов государственной власти, которые знали и понимали ситуацию, этого было недостаточно. Но нужно еще брать во внимание те обстоятельства, что в 2014 году власть в Одессе была слаба, и этому надо давать объективную оценку. В те дни была слаба и киевская власть, практически в состоянии полного распада находились все правоохранительные органы. Прокуратура и СБУ тоже были в определенной прострации. Мало того, часто так бывало, что они получали противоречивые команды из разных центров, и действовали не согласованно, а разобщенно. И все это привело к такому повороту событий.

Я был в какой-то мере в центре этих событий, и могу сказать, что в городской власти тоже тогда был такой относительный период безвластья. Алексея Костусева, мэра Одессы, с должности сняли, хотя формально он сам подал в отставку. И на тот момент был исполняющий обязанности мэра, но я могу констатировать, что городская власть сидела в подвалах, и никоим образом не регулировала действия общественных движений, а ситуацию на улице и вовсе не прогнозировала. Поэтому органы городской власти не имели никаких возможностей и никаких превентивных мер с их стороны не было. К тому же, как мы помним, тогда милиция по большей части была таким себе сепаратистским анклавом, а не украинским правоохранительным органом, который бы работал на сохранение конституционного устройства и суверенитета Украины, в том числе и на поддержку правопорядка в городе. В итоге милиция скорее способствовала больше сепаратистам, чем проукраинским силам.

— А как повели себя наши местные депутаты?

— Одесский областной совет продемонстрировал себя достойно. Ведь 3 марта была предпринята попытка в ходе сессии принять решение о создании так называемой ОНР — «Одесской народной республики». Тогда областной совет, большая его часть, продемонстрировал свою политическую волю, не дав сепаратизму проникнуть к нам. Здравый смысл победил, депутаты показали, что Одесса — это украинский город, сепаратизм здесь не пройдет. В тот день, 3 марта, было сильное противостояние сторон, в том числе и возле областной государственной администрации. Проукраинские силы тогда победили, и стало понятно, что Одессу и Одесскую область никто не сдаст.

Именно тогда была достигнута очень важная моральная победа, когда много одесситов вышли на улицу и доказали, что Одесса — украинская, и здесь никто не будет поднимать российские флаги вместо государственных. Но и областной совет не имел каких-то более действенных механизмов. Он не участвовал еще как-то в процессе. Были лишь некоторые депутаты, которые, что с одной стороны, что с другой стороны пытались как-то влиять на противодействия Куликова поля и Евромайдана.

Первые жертвы были на Соборке

— И ситуация разгоралась…

— Да, обстановка была очень напряженной. Практически по несколько раз в неделю проводились коллегиальные совещания с органами правопорядка. При том, для меня совершенно было очевидно, что полковник Петр Луцюк, который тогда возглавлял УВД Одесской области, — это человек, не способный никаким образом влиять на ситуацию. А особенно в таких условиях, когда еще сама милиция его не очень слушала. Областная государственная администрация проводила много совещаний по этому поводу, предпринимала различные меры. К примеру, я по поручению тогдашнего главы Одесской ОГА Владимира Немировского беседовал с некоторыми депутатами, которые были вхожи на Куликово поле. Тогда было принято сумасшедшее решение провести парад ко Дню Победы на Куликовом поле, занятое этим сепаратистским шабашем. И мы вынуждены были идти на определенный компромисс. Более того, я лично просил многих депутатов областного совета на тот момент от «Партии Регионов» и от партии «Родина» повлиять на пророссийскую часть Куликова поля и на их лидеров.

Трагедия 2 мая в Одессе - Соборка

В итоге был достигнут определенный компромисс о перемещении людей с Куликова поля на Дачу Ковалевского, куда также перенесли все палатки, за исключением двух штук. В принципе, процесс был достаточно управляемый. Буквально, 2-3 мая Куликово поле должно было быть очищено для того, чтобы там проводить тренировки, а впоследствии и парад.

— Но столкновений, к сожалению, избежать не удалось…

— Очевидно, что инспирация столкновения создавалась намеренно и специально. Футбольные фанаты и патриоты Одессы, их было более 2000 человек, организовали марш мира «За единство Украины», который начал свое движение от Соборной площади. Было понятно, что 300-400 человек, относящиеся к пророссийской организации «Одесская дружина» и напавшие на них, победить в принципе не могли. Но им нужно было это столкновение, чтобы показать, что Одесса, как они кричали, это русский город, который борется с украинскими националистами. Вот с этого момента, собственно говоря, все и началось. Дальше же процесс принял неконтролируемый характер.

После первых жертв на Соборной площади было совершенно ясно и понятно, что никем не управляемые люди пойдут на Куликово поле. Самым мудрым решением было бы эвакуировать всех людей с Куликова поля, тогда на этом все бы и закончилось. Но местные предводители приняли решение закрыться в Доме профсоюзов на Куликовом поле, что привело к страшной трагедии. В здание «куликовцы» притянули много горючих веществ. Эти обстоятельства усугубили трагедию.

Мало того, есть еще закономерность в том, что милиция действовала крайне неэффективно. Я точно знаю, что люди шли к Куликову полю примерно 2,5 часа. За это время при нормальной организации и управлении военной структурой, милиция могла выставить кордоны и эвакуировать людей, разделить стороны. Тем более, что уже происходили стычки на Соборке, и меры необходимо было предпринимать срочно. Но руководитель одесской милиции бездействовал, мало того, он был не способен принимать решения на тот момент, что и стало подтверждением происходящих событий.

— Исходя из этого, можно ли сейчас назвать прямых или косвенных виновников случившегося?

— Нет, нельзя. Я бы не хотел сейчас называть виновников по одной причине: я не следствие и не суд. Суд должен определить авторов в этой трагедии. Конечно, есть прямые виновники, и я надеюсь, что правоохранительная система разберется в этом, а виновные будут определены и привлечены к суду. Есть также те, кто косвенно причастен к этой трагедии. В этом случае суд должен установить степень вины каждого, и каждый виновный должен понести заслуженное наказание. В том числе и органы МЧС, которые должны были не спасать автомобили и не бояться, что их кто-то отберет и что-то с ними сделает, а приступить к тушению пожара намного быстрее, чем это было сделано.

— По вашей информации, на каком этапе находится сейчас досудебное разбирательство?

— Я знаю — следствие идет, более того, работает группа «2 мая», которая провела огромную работу по развенчиванию мифов о том, что «кровожадные бэндэровцы» убивали одесситов. К тому же, позиция родственников и родителей погибших там людей такова, что они понимают весь трагизм ситуации. Как все это повлияло на одесситов? Для любого нормального человека, и для меня лично, это был шок, огромная трагедия, которая погасила морально все эти страсти. Все поняли, к чему это может привести в конечном итоге. Когда утверждают, что события на Куликовом поле спасли Одессу и Украину, то в этом смысле я с этим согласен. Потому что одесситы первыми в критических городах юга и востока Украины показали, что они проукраинские. Они доказали, что готовы защищать свою украинскую государственную позицию, а Одесса — это украинский город.

Такие же проукраинские митинги прошли и в Донецке. Там было достаточно много людей, которые верили в Украину и видели перспективу в своем влиянии на ситуацию. Но там было все еще хуже, их избивали «титушки» и подобные им и даже убивали. Вот недавно была годовщина смерти Владимира Рыбака, депутата Горловского городского совета Донецкой области. Его зверски убили, а потом сожгли тело только за то, что он отстаивал флаг Украины и свою позицию.

Трагические уроки для всех нас

— Трагедия 2 мая как-то повлияла на дальнейший ход событий в Одесской области?

— Безусловно, это имело реакцию и во всем государстве, потому что я точно знаю, что глава Одесской ОГА Владимир Немировский неоднократно обращался к Президенту Украины и министру МВД и заострял их внимание на то, что правоохранителям необходимо усилить контроль над ситуацией в Одесской области. Тогда у нас не было ресурсов, и власть не могла себе позволить мобилизацию, что и позволило провести провокации в Одессе. А после произошедшего наступила серьезная реакция со стороны органов государственной власти, политиков и самих одесситов, осознавших, что свою родину нужно защищать всем.

— Как сейчас оценивается безопасность нашего региона и существует ли угроза сегодня?

— К сожалению, угроза всегда будет. Мало того, я просто чувствую, что Одесса может стать очередным болевым центром для Украины. Это подтверждает объективный анализ, основанный на том, что у нас в стране, в Киеве, в середине мая, будет проходить конкурс «Евровидение». С учетом того, что СБУ запретила представительнице России Юлии Самойловой въезд в Украину сроком на три года в связи с ее поддержкой аннексии Россией Автономной Республики Крым, Российская Федерация сделает все невозможное, чтобы показать кровожадность «украинских бэндэровцев». Для этого России надо в некоторых местах Украины показать видимую идеологическую картинку противостояния «русского мира» и украинцев. И кремлевские идеологи это могут использовать, в том числе, с привязкой ко 2 или 9 мая в Одессе, которая для этого очень удобна.

— То есть, расслабляться нам нельзя…

— Расслабляться нельзя. Насколько я знаю, правоохранительные органы и общественные деятели проукраинских организаций к этому готовятся. Я был недавно на консультационном совещании общественных организаций города Одессы в «Украинском доме». Там принято решение о подписании меморандума о том, что украинские организации 2, 8 и 9 мая будут делать все возможное для того, чтобы в городе сохранить спокойствие и избежать нападения, как это могут представить российские СМИ, в том числе, и под украинскими флагами. Никто не планирует никаких выступлений и маршей, которые могли бы раскачать общественный порядок в Одессе. Это как раз и есть демонстрация того, что наша позиция делает все возможное, чтобы Одесса была мирным городом. Это сразу идентифицирует тех, кто думает обратное.

— Нужна максимальная бдительность и организация…

— Это должна быть согласованная работа с правоохранителями, внимание которых нужно обращать на возможные нарушение закона о декоммунизации, таких как ношение георгиевских ленточек, красных флагов и т.д. На это полиция должна реагировать мгновенно. Есть закон, запретивший эту символику.

— Как вы думаете, Одессе стала патриотичней после этих трагических событий?

— И не только после этих событий, а и после агрессии Российской Федерации против Украины на востоке. Это несчастье консолидировало людей относительно своей принадлежности к государству Украина. Людей, которые связывают свое гражданства с украинским, стало на порядок больше, потому что сами обстоятельства заставили нас определиться: кто мы и с кем мы. В этом смысле абсолютное большинство одесситов находятся на проукраинской позиции. Люди могут по-разному относиться к власти, но то, что они за суверенное, независимое украинское государство, в этом нет никаких сомнений.

— К сожалению, за такие убеждения пришлось заплатить кровью…

— В этом случае — да. Я еще раз хочу подчеркнуть то, что говорил раньше многим: объединиться нам помогло, к сожалению, несчастье, произошедшее в Одессе 2 мая, и все трагические события в Крыму, Донецкой и Луганской областях. Если бы раньше велась правильная целенаправленная и долгосрочная государственная политика, она бы в итоге привела страну к нормальным результатам. Начинать надо было от детского садика. И дальше в школе, высших учебных заведениях и взрослой жизни, чтобы люди с малых лет постоянно чувствовали информационную политику, актуализировали наше отношение к украинскому гражданству.

Но это не делалось десятки лет. Последствия вот такой «государственной политики», вернее ее отсутствия, привели к трагическим событиям 2 мая. Если бы украинцев информировали о существующих угрозах, в том числе, геополитических, о преимуществах европейской интеграции, членства в военно-политических союзах, то многие думали бы по-другому.

— А еще необходимо учить о том, что такое демократическое государство…

— Да, именно. Тогда возможно не было этих событий в новейшей истории Украины: аннексии украинского Крыма, агрессии Российской Федерации по отношению к нашей стране. И тысячи наших граждан не потеряли бы сейчас своих близких. Всем нужно извлечь урок из этой страшной трагедии. Нельзя предавать свою родину, торговать ее территориями, потому что родная земля этого не прощает.

Владислав ОЗАРИНСКИЙ

Поделиться статьей в социальных сетях: