>

Воины-афганцы: «Украину мы никому не отдадим»

Воины - афганцыНа фото: Николай НЕДЕЛКОВ, Дмитрий ГНАТЮК, Валерий ПИДИСКО, Вячеслав СТОЙКОВ, Павел ПАНЧЕШЕНКО

День чествования участников боевых действий на территории других государств отмечают 15 февраля. В этот день в Украине отдавали дань памяти воинам-афганцам в честь 29-й годовщины вывода советских войск из Афганистана. Там развернулась первая война после Второй мировой войны, вошедшая в жизнь нашей страны, которая у многих оставила неизгладимые раны в душе и на сердце.

Мужские слезы воина

Эта встреча была трогательной по многим причинам. Воспоминания рвали душу взрослых мужчин. Кроме того, остроты добавлял нынешний момент в нашей стране.

Юрий ЛЫСЕНКО,
ветеран войны в Афганистане

— Мы думали, что отвоевали за себя и за своих детей. Но, к нашему горю и сожалению, это не так. Сейчас наши дети воюют на востоке Украины, защищая ее от врага, и мой сын сейчас тоже в АТО. Никто из нас не мог себе представить, что такая беда придет к нам в дом, — с такими словами, сквозь слезы, обратился Юрий Лысенко к присутствующим в Ивановке на церемонии, посвященной этой афганской войне.

Больно смотреть, когда люди плачут: женщины, дети, старики. Плакать их заставляет горе, но когда плачут мужчины, от этого становится еще тяжелее. И виной тому — война, пожалуй, самое страшное, что может сотворить человек на земле.

О той далекой и чужой войне, на которой сражались наши воины, издание «Народна думка» поговорила с непосредственными ее участниками. Поначалу нам еле-еле удалось уговорить ветеранов на разговор, но под конец — они раскрылись полностью.

Воины - афганцы - 1

Нужна ли была та война?

Павел ПАНЧЕШЕНКО,
полковник в отставке

— Павел Николаевич, на сколько нам нужна была тогда война в Афганистане, что мы получили и приобрели там?

— После того, как наши войска вывели из Афганистана, с каждым годом мы все больше понимаем, что афганская война, конечно же, нам не нужна была. Но, как кадровые военные, приказы руководств страны мы не обсуждали. Был среди военных такой разговор, что если бы мы тогда опоздали со своим десантом в Кабул, Баграм, Шинданд и другие города, а потом не захватили бы аэропорты и дворец Амина, то там через два дня были бы уже американцы. Это была большая политика двух сверхдержав: Советского Союза и США.

Вынести с той войны мы ничего не могли, кроме боли утрат за друзей и товарищей, которые погибли. К тому же, многие получили там различные болезни: тропическую лихорадку, малярию, которые я лично лечил после войны в семи госпиталях. Но, несмотря на это, афганская война показала мужество и героизм наших ребят.

— А почему было мужество и героизм наших воинов на чужой земле?

— Дело в том, что наши ребята были так воспитаны — на выполнение долга, примеров можно приводить очень много, вот один из них. В 1980 году, когда мы шли через перевал Саланг, то  душманы на одном из спусков, для того, чтобы остановить нашу колонну, кинули трехлетнего ребенка нам под танк. Я сам танкист, и знаю, что остановить 42-тонную машину на спуске крайне сложно. И спасая этого ребенка, механик свернул свой танк в пропасть, хорошо, что удержал.

Когда начались уже активные действия, и мы увидели кровь друг друга, искалеченные тела друзей, без рук, без ног и головы, вот тогда уже срабатывал инстинкт самосохранения. Одним словом — это была самая настоящая война.

Я участвовал в трех поездках колонны автомобилей по оказанию гуманитарной помощи. Возили муку, пшеницу, тогда за кусок мыла афганцы целовали ноги нашим солдатам, а галоши для них казались невероятной ценностью. Это были специальные гуманитарные рейсы, в которых мы раздавали все для того, чтобы они к нам лучше относились.

Воины - афганцы - - 2

Боль утрат: на грани жизни и смерти

Вячеслав СТОЙКОВ,
рядовой, водитель «Урала» танкового батальона

— Вячеслав Викторович, какие чувства вы испытывали к местному населению?

— Вражды к ним никто из нас не чувствовал. Бывало, едем по территории, а детвора кушать просит — бросаем им, все, что у нас есть. Едем дальше — в нас уже стреляют, и тогда мы тоже стреляем в ответ. Там было странное чувство, напряжение просто сумасшедшее. Мы не были заточены на то, чтобы убивать, и если надо помочь — помогали. Но когда погибали друзья, товарищи, то было очень сложно.

— Когда погибали ваши друзья, вам хотелось отомстить, вы можете вспомнить ваше состояние тогда, была злость?

— Злость была во время боя, а вот просто пойти и отомстить — такого не было. Во время боя даже чувствовался какой-то азарт, как у охотника, на пули и взрывы никто не обращали внимания. Но, вот после боя, когда все заканчивалось, чувствовалась сильная усталость. Помню, едешь, начинаешь все прокручивать и осознавать, становилось страшно, ведь пули свистели совсем рядом.

Валерий ПИДИСКО,
старший прапорщик запаса

— Валерий Порфирьевич, как вы думаете, война изменила вас, испортила ваш характер, может, вы стали более жестокими и жестче?

— Нет, мы не стали жестче, мы просто стали серьезнее. В моем понятии, единственное, чем хороша война, так это тем, что там все плохое в человеке видно сразу, в гражданской жизни мы такого долго не замечаем. Так же я понял и прочувствовал то, что человек пугается только тогда, когда он это осознает. Много случаев было там, в разные передряги попадали. Смерть была везде, совсем рядом, но ты чувствуешь себя нормально. А когда прошло два-три часа, тогда начинается: ноги и руки трусятся. Бегом ищем баню, где бы скорее попариться, снять напряжение.

Воспоминания прошлого и напутствие в будущее

Николай НЕДЕЛКОВ,
в Афгане получил четыре ранения, три из которых — тяжелые

— Николай Федорович, ветераны знают цену жизни не на словах. Судя по нашивкам на вашем кителе, вы это прочувствовали не один раз…

— Нам говорили командиры, что надо помочь Афганской революции. На войне, чтобы выжить, команду офицера надо было выполнять быстро и четко, не спать на посту. Многих, кто засыпал на посту от усталости — душманы резали, бывало, по 30-40 человек. Поначалу мы пили воду из речки — заболели дизентерией. Уже потом пригнали машину, которая фильтрует воду. В целях безопасности мы ходили в туалет по 7-8 человек. Привыкать было очень тяжело, вокруг одни сопки.

Помню, как-то собрал нас всех командир полка и говорит: «Товарищи солдаты и сержанты, не продавайте патроны и бензин, не меняйте свои часы». Ну, а мы ж, молодые, не послушали. И как-то нас построили в шеренги, и сказали выставить руки вперед, чтобы посмотреть сколько часов. Стоишь, чуть не плачешь: все часы кувалдой разбили, а нам говорят: «Вы не понимаете, что с помощью ваших часов сделают такие механизмы, что вас потом подорвут». А если кто-то что-то нарушил, то сидел за это на гауптвахте — это такая яма и сверху колючая проволока. Но если была боевая тревога, то сразу с ямы отпускали.

— Скажите, как мы должны воспитать сейчас наших детей, чтобы они любили Украину?

— Сейчас самое главное, и я об этом постоянно говорю: приглашайте нас в школы, чтобы нас там видели. Я хочу, чтобы дети уважали всех ветеранов, и вспоминали также тех, кто воевал за границей. Надо, чтобы они знали, что это была неправильная война, а нас просто призвали. Но мы многое можем дать сейчас детям.

А еще воины говорят, что для подрастающего поколения нужно побольше информации, но у нас мало очагов культуры: Домов культуры, спортзалов, библиотек. Мы проигрываем информационно, не уделяется должное внимание изучению своей истории. А ведь любовь к родине начинается со своего села, школы, даже со своего огорода, что возле дома. И подводя итог нашей беседе, можно сказать, что война по-настоящему учит нас ценить жизнь и понимать, что такое мир. Вот и как бы подытожив нашу встречу, все ее участники единогласно сказали: «Украину мы никому не отдадим! Это святое!»

Воины - афганцы - 3

*  *  *

От редакции: издание «Народна думка» благодарит за приглашение и организацию встречи Дмитрия Николаевича Гнатюка — председателя Ивановской районной организации Союза воинов-афганцев.

Мы желаем всем ветеранам и всей Украине мирного неба над головой!

Владислав ОЗАРИНСКИЙ

Поделиться статьей в социальных сетях: